Все о спорте - Nova Sport
«После гола «Спартака» хотел спрятаться под кресло» «После гола «Спартака» хотел спрятаться под кресло»
Алексей Сутормин. Фото ФК "Оренбург" Обсудить Сутормин – о красно-белых, "Зените" и родине Он был никому не нужен, но не бросил футбол. Играл во... «После гола «Спартака» хотел спрятаться под кресло»

Алексей Сутормин. Фото ФК "Оренбург"

Обсудить

Сутормин – о красно-белых, "Зените" и родине

Он был никому не нужен, но не бросил футбол. Играл во дворе, на коробке, на всех стадионах, где собирался народ. ЛФЛ, ПФЛ, ФНЛ – перебрал лиги со всеми аббревиатурами, пока в 2018-м не дебютировал в главной. С восемью голами стал лучшим бомбардиром "Оренбурга" (хотя и не нападающий) и попал в расширенный список сборной России.

Это Алексей Сутормин. Ему 25 лет и его пример, возможно, ярче других показывает, как надо биться, чтобы получить шанс. И использовать. Теперь полузащитника, стоимость которого сайт transfermarkt.de оценивает в 3,5 миллиона евро (невероятный скачок за один сезон с 750 тысяч), хочет "Зенит".

Сутормина приводил в пример Александр Дюков на своей первой пресс-конференции в качестве президента РФС, когда говорил, что не все игроки раскрываются после окончания футбольной школы. О Сутормине хорошо отзывался Сергей Семак, хотя обычно предпочитает избегать публичных оценок футболистов. Наконец, Алексей – выпускник зенитовского интерната.

Неудивительно, что именно "Зенит" – главный претендент на Сутормина. Он появился на свет в Москве, но родиной вполне может назвать Одинцово (40 минут на электричке от Белорусского вокзала). Здесь начинал играть в футбол, отсюда ездил в школу "Строгино", потом недолго – "Спартака", а затем отправился в Петербург.

Там, рассказывал Алексей, он два года жил в одном номере с Александром Селиховым. Общаются и сейчас. Александр доставал билеты на Лигу чемпионов отцу Сутормина – большому поклоннику красно-белых.

Алексей как и Селихов в "Зените" не заиграл. Был период, когда вообще оказался на обочине. Но использовал любую возможность, чтобы остаться в футболе. Едва ли не больше всех переживала прабабушка. И первый забитый мяч в премьер-лиге, в матче с "Анжи" в прошлом году, Алексей посвятил ей, немного не дожившей до своего 100-летия и этого гола правнука. Татарка, она называла его просто "улым". Сынок, значит.

В Одинцове мы встретились под окнами квартиры, где была площадка, на которой Сутормин начинал играть. Алексей вызвался показать все поляны в округе, где они гоняли мяч.

– От самой первой ничего не осталось, – кивает Алексей на высотку, которую построили на том месте. – Теперь тут общежитие.

Свой район возле станции Сутормин в шутку называет "гетто". И не только он:

– В свое время – я этого не застал – между разными частями города даже были "терки".

Первая площадка не сохранилась, а вишня, которую высаживала под окнами бабушка, – жива. Ягоды уже краснеют.

Она еще и сливы здесь посадила. В детстве, конечно, ели с парнями, а теперь не знаю – пробовать?.. Когда говорил маме, что пошел гулять, это означало, что я на площадке. Попить воды с пацанами, конечно, бегали к нам домой.

Когда в соседнем дворе построили новую площадку, переместились туда. Из-за массового нашествия искусственное покрытие "убили" года за три. Теперь тут вообще никакого. Просто пыльный пустырь.

Как-то пришли играть сюда после Нового года, а вся поляна в снеговиках. Аккуратно их перенесли. Приходит бабушка с ребенком и опять начинает лепить снеговика на поляне. "Бабуль, не могли бы вы в другом месте это делать?" – просим. Она отвечает: "А что, он вам помешает? Да поиграйте возле него!"

Футбол занимал все время. В него можно было бы играть круглосуточно, но ближе к полуночи народ кричал им с балконов, чтобы дали поспать. Приходилось расходиться. А на следующий день – все по-новой.

А те, у кого свободного времени побольше, не всегда использовали его с пользой.

– Вот полицейский участок. Напиши, что тут я ни разу не бывал. Тьфу-тьфу, – смеется Сутормин по пути к школе.

Еще по дороге – дом культуры:

– Друг увлекался фристайлом. Его попросили выступить здесь на каком-то празднике, а он позвал меня. Надо что-то показать, а меня так колотит! Мяч в ногах не держится, не слушается. Часто это вспоминаю.

Про школу (не футбольную – общеобразовательную) и вспомнить нечего. Тем более 11-й класс Алексей заканчивал, когда находился в зенитовском интернате. Лучше знакома школьная поляна:

– Раньше тут был не бетон, а резиновое покрытие. Народу собиралось полно! Делились на несколько команд – пока ждешь своей очереди, в настольный теннис режешься.

Но футбол был всем. С утра до ночи. Все поляны и коробки – известны. Кочки – изучены. Типичное детство.

– Типичное, да. И счастливое. Теперь я это понимаю. Мы с братом благодарны за это родителям. Жили в однокомнатной квартире. Спали на двухъярусной кровати. Летом можно балконе или на полу. И – нормально! – говорит Сутормин, стоя у родного подъезда.

Слезы

Папа Сергей Александрович зовет на чай (первый этаж – все рядом, по-домашнему), мама переживает, что окна не успела вымыть и "будет некрасиво".

– Папа всегда болел за "Спартак", – рассказывает Алексей. – И первый поход с ним на футбол помню отлично, хотя мне и было лет пять. Заполненные "Лужники", "Спартак" забивает – и все начинают кричать. Я дико испугался, полились слезы и мне хотелось спрятаться под кресло от этого грохота. Папа и радоваться голу хочет, и меня успокоить…

Если состоится переход в "Зенит", отец порадуется, уверен Алексей. Но за "Спартак" болеть не перестанет, конечно:

– Будет семейное противостояние! Я ведь ему всю зиму говорил, что в последнем туре "Оренбург" "Спартак" обыграет. Он: "Нет, Леш, нет!" В итоге приехали они с мамой на матч и увидели нашу победу. Что папа сказал после такого? "Не подходи ко мне! И не говори ничего!"

…Про футбол Алексей готов говорить круглосуточно. "И играть", – добавляет жена Марина. Они поженились в начале июня. Свадьба планировалась давно. Станислав Черчесов, включивший Сутормина в расширенный список сборной, сказал, чтобы планы не меняли, что за Алексеем следить продолжит.

Теперь у Сутормина задача сложнее. Надо пробиваться в новом клубе – в "Оренбург" он вряд ли вернется – а уже потом в сборную. Переходу в "Спартак" обрадовался бы отец, но там, как говорит Алексей, "все равно что на сковородке". Кстати, с Марко Трабукки, правой рукой Массимо Карреры, а теперь селекционером "Оренбурга" Сутормин почти не общался: "Марко только однажды прислал сообщение – поздравил с включением в список сборной".

В какой клуб Алексей в итоге перейдет, скоро станет известно. Главный претендент известен, но есть еще варианты.

И нет сомнений, что возвращаясь в Одинцово даже на пару дней, Алексей не усидит дома, а пойдет смотреть, не вышел ли кто-то поиграть в округе, – чтобы присоединиться. 

Артем Локалов

Чемпионат России по футболу: турнирная таблица РПЛ, новости и обзоры, расписание и онлайн-трансляции матчей, календарь и результаты игр

Источник