Все о спорте - Nova Sport
Жаркая осень 1976-го Жаркая осень 1976-го
12 октября 1976 года. Куйбышев. "Крылья Советов" — "Динамо" М — 1:0. Вот в таких условиях проходил календарный матч чемпионата СССР. Фото ФК "Крылья... Жаркая осень 1976-го

12 октября 1976 года. Куйбышев. "Крылья Советов" — "Динамо" М — 1:0. Вот в таких условиях проходил календарный матч чемпионата СССР. Фото ФК "Крылья Советов"

Обсудить

Летопись Акселя Вартаняна. 1976 год. Часть пятая.

Временные рамки третьей части ограничены сентябрьскими матчами чемпионата, пятой – октябрьскими. А то, что начинаем встречей, сыгранной в последних числах сентября, сказанному не противоречит: бурное ее обсуждение и осуждение виновных состоялись в октябре.

Судей защищают…

Об истинных событиях в матче киевского "Динамо" с "Араратом", состоявшемся в украинской столице 25 сентября, болельщицкие массы толком ничего не знали. Слушок какой-то бродил – вроде судья что-то там намудрил. СМИ слухи не подтвердили, стало быть, зря люди болтают, газеты-то у нас не врут. "Советский спорт" опубликовал отчет своего киевского корреспондента Г.Борисова, добросовестно перечислившего множество, как сам утверждал, "стопроцентных возможностей" динамовцев добиться результата. После "сухого" первого тайма грянул голеопад. Все пять мячей, три киевских и два ереванских, Борисов скрупулезно перечислил. Фамилию судьи ни разу не упомянул, словно без него обошлись. Любопытные читатели могли отыскать ее в предваряющем отчет "компоте".

И украинские газеты не сочли необходимым рецензировать работу арбитра. Но слушок не рассеивался: шептали, что армян в Киеве человек в черном и со свистком не просто убил, а жестоко зарезал. "Футбол-Хоккей" (№ 40) выразился конкретнее, но без подробностей: "У Рубениса с Демченко не было взаимопонимания: когда ошибался один из них, другой не выручал. В этом матче от судейских неточностей страдали в основном гости". Грубейшие ошибки, каждая из которых повлияла на результат, обозреватель стыдливо назвал неточностями.

По прошествии недели об одном спорном эпизоде, трактовался он в пользу арбитров, сообщил член президиума ВКС Марк Рафалов. В обширной статье "Судьи просят слова", опубликованной 3 октября в "Советском спорте", автор старательно защищал честь мундира, возмущался необоснованным, с его точки зрения, предвзятым отношением к арбитрам со стороны представителей команд, тренеров и футболистов. Перечислив ошибки некоторых коллег, он утверждал: положение исправляется, наметились качественные сдвиги в судействе исключительно благодаря "решительным мерам, принятым президиумом ВКС".

Нас в данном случае больше оценка бригады судей в киевском матче интересует. Автор подробно описал лишь один эпизод, будто других и не было: "Обсуждается матч киевского "Динамо" и ереванского "Арарата", а особенно первый мяч, забитый О.Блохиным. Действительно, на экранах телевизоров этот эпизод вызвал подозрения, что Блохин был "вне игры". Но все, кто видел этот момент по телевизору, наверное, помнит, что камера охватила своим взором лишь ту часть поля, где бежал киевлянин, что было у противоположной боковой линии, телезрители не видели. Как следует из документов, поступивших в ВКС, просмотровые карточки судейства, рапорта судьи-инспектора А.Богданова и письменных объяснений судьи М.Рубениса и П.Демченко, гол был забит правильно, так как у боковой линии и ближе Блохина к линии ворот находился защитник "Арарата", не попавший в кадр".

В общем, все хорошо, прекрасная маркиза, спорный эпизод один, и тот вовсе не являлся спорным. Так что нечего слухи всякие распускать, общественность возбуждать. Ереванские журналисты, видевшие игру, эпизодов не спорных, а бесспорных, насчитали несколько, и во всех обвиняли судейскую бригаду. Делать выводы, основываясь на мнении журналистов, чаще выражавших болельщицкие эмоции и настроения, мы не можем.

… и осуждают

О том, что не все так однозначно и просто, как утверждал Рафалов, следует из выводов заседания ВКС (Марк Маркович входил в число ее членов), посвященного киевскому матчу. Предварительное заседание состоялось 8 октября, второе – 13-го. С заключительной частью второго и с постановлением ВКС (протоколы заседания хранятся в Госархиве РФ. Фонд 7576, опись 31, дело 3150) я вас сей же час ознакомлю. Из-за экономии места излагаю конспективно.

Докладывал один из опытнейших и авторитетнейших арбитров (завершил судейство в 1973 году) москвич Иван Лукьянов. Тщательно изучив письменные документы, видеозаписи матча, имеющиеся в распоряжении обеих команд, и другие материалы, президиум обнаружил не одну спорную ситуацию, а шесть грубейших ошибок, многие из которых повлияли на исход матча:

1. Онищенко получил мяч в офсайде. Отмашки бокового арбитра и свистка главного не последовало.

2. Перед первым голом в ворота "Арарата" Блохин находился в положении "вне игры".

3. До назначения пенальти в ворота "Арарата" Демченко дал отмашку на "вне игры". Свисток молчал.

4. За снос Петросяна в штрафной площади киевлян пенальти не назначен.

5. Во время прострельной передачи Казаряна защитник киевлян сыграл рукой в своей штрафной площади. Свистка нет.

6. Матч длился 88 минут.

Президиум отметил, что просмотровая комиссия, возглавляемая киевским арбитром Николаем Балакиным, поставила Рубенису "пятерку". Изучив материалы дела, ВКС снизила оценку главного, выставила ему "двойку" и отстранила от судейства до конца года. Такая же участь постигла и Демченко. Балакина и судью-инспектора Богданова строго предупредили за беспринципность. Кроме того, раскритиковали своего коллегу Рафалова за тенденциозную статью. Вслед за тем переключились на вильнюсского судью Ромуальдаса Юшку, обвинили его в либеральном судействе: в матче "Карпат" с тбилисцами он не сумел погасить разгоревшиеся на поле страсти, перекинувшиеся на трибуны. На львовском стадионе "Дружба" возникли беспорядки. Президиум строго указал арбитру "на необходимость более ответственно готовиться к матчам". Повезло Юшке, отделался легким испугом. Управление футбола Спорткомитета СССР решения ВКС утвердило.

Но что с Рубенисом в Киеве случилось? Не могу взять в толк. Арбитр опытный, еще молодому (в 31 год) поручили в 1964-м матч за золото между "Торпедо" и тбилисским "Динамо". С поручением справился превосходно. Не раз включали его в списки 10 лучших судей СССР. И на тебе. От ошибок никто не застрахован. Удивило их обилие в одном матче и все не в пользу гостей. Видимо, не его был день. Случается такое. Следующий год, 1977-й, стал последним в карьере Микелиса Рубениса. Высшую лигу он больше не судил. Распрощался с ней задолго до наступления судейского пенсионного возраста, в 44 года. Жаль.

Управление футбола, утвердив решения ВКС, обязало директоров стадионов предоставлять места операторам приезжих команд для видеозаписей матчей. Высшее футбольное ведомство продублировало уже имевшееся на сей счет распоряжение, не всегда выполняемое. Напомнил об этом забывчивому начальству протест московского "Динамо" после календарной встречи в Куйбышеве с "Крылышками", проигранной – 0:1.

Погодная аномалия

К середине октября, нарушив среднестатистические погодные нормативы, обрушился на волжские просторы снегопад. Прихватил он и крупный областной центр – город Куйбышев. Не ожидавшие каверз природы составители календаря назначили на 12 октября матч местных "Крыльев" с весенним чемпионом, московским "Динамо". Непрошенная гостья планами диспетчеров пренебрегла, мела день, мела ночь и весь следующий день. Работники стадиона не удосужились ликвидировать сугробы, утрамбовать снег, не нанесли на поле разметку.

Рожденная на родине футбола фраза ("Матч состоится в любую погоду") на шестой части суши законную силу не имела. Ранней весной и поздней осенью многие матчи проводились, мягко говоря, в сложных климатических условиях, усугубленных (опять-таки выражусь интеллигентно) невысокого качества полями. Организаторы терпимо относились к проведению календарных встреч в ненормальных условиях, хотя перенос игр в связи с невозможностью проводить их в форс-мажорных обстоятельствах закон допускал.

Ситуация на куйбышевском стадионе под этот пункт правил подпадала. Динамовцы, взглянув на проделки природы, категорически отказались участвовать в снежном шоу на потеху публике. Последнее слово оставалось за арбитром. Попытка разыскать судью и обсудить с ним создавшееся положение успехом не увенчалась. Ни в одной гостинице города главного, киевского рефери Константина Вихрова, не было. Он физически не мог находиться в Куйбышеве: из-за нелетной погоды дожидался рейса в Бориспольском аэропорту. А помощники его, Б.Белозеров (Ташкент) и В.Браун (Рига), каким-то образом до места встречи добрались. Но и их в гостиницах обнаружить не удалось: они преспокойно коротали время вместе с куйбышевской командой на ее загородной базе, что строжайше законом возбранялось.

Главным назначили Белозерова. Осмотрев заснеженное поле с отсутствием разметки, что тоже правилами не допускалось, он не нашел уважительных причин для переноса матча. Был нарушен еще один пункт Положения, согласно которому хозяев обязали не препятствовать приезжим командам производить видеозапись матчей. Администрация стадиона "Металлург", устроив за динамовским оператором Бондаренко охоту, не позволила ему выполнить работу. Оно понятно: видеозапись явилась бы "вещественным доказательством".

Игру с благословения ташкентского арбитра провели, но вряд ли то, что на поле происходило, можно назвать игрой. И она скандальной вышла. В начале второго тайма в штрафной площади москвичей столкнулись защитник "Динамо" и нападающий хозяев. Оба упали. Виновного в столкновении Белозеров обнаружил моментально – защитник гостей. Раз так, следовало назначить пенальти. Что он и сделал. Гол, забитый с 11 метров, стал для хозяев победным. Москвичи, посчитав судейство Белозерова предвзятым, то и дело вступали с ним в пререкания, что стоило Долматову желтой карточки, а Маховикову (он не по-джентльменски выразил недовольство работой арбитра, бросил в него мяч) – красной.

Победа позволила "Крыльям" отдалиться от зоны вылета, где на тот момент пребывали. "Динамо", недобрав двух очков, оказалось ближе к опасной черте, нежели к верхней ступени пьедестала. От "Крыльев" их отделяли два очка. До конца чемпионата оставалось пять туров, в таблице – густой туман. Я бы вам ее показал, но надо начатый разговор до конца довести.

Записи в протоколе

После игры в протоколе матча появились две записи. Одна – авторства ташкентского арбитра: "Команда "Динамо" и капитан Долматов ушли с поля после окончания игры, не поприветствовав хозяев поля".

"В чем, собственно криминал?" – удивится современник. Молодому поколению объясню. С давних времен (согласно летосчислению Остапа Бендера, – в эпоху доисторического материализма) в СССР возник ритуал, обязательный для исполнения. Вызванные арбитром к центральному кругу команды не выстраивались, как сейчас, в линию, а становились друг перед другом, лицом к лицу, и отстреливались приветствиями: "Команде (имярек) физкульт-привет!" После игры не разбредались кто куда, а собирались в том же месте и поочередно выкрикивали: "Команде (имярек) физкульт-ура!" После чего в сопровождении судейской бригады соперники организованно, стройными рядами направлялись к выходу и скрывались в подтрибунном чреве. Динамовцы грубо нарушили традицию, попрали ее. Арбитр без внимания оставить "безобразное поведение" гостей не мог.

Вторая запись сделана представителем московской команды: "Протест "Динамо": погодные условия не позволяли проводить игру. Судья принял решение проводить игру, провел ее очень необъективно".

СТК отреагировала оперативно. Ориентируясь на теорию относительности Альберта Эйнштейна, – мгновенно: всего через шесть дней после подачи протеста, и отклонила его как необоснованный. Что касается качества судейства, об этом и в Положении сказано, по столь пустяшному поводу протесты не рассматриваются. А играть в футбол в мерзопакостную погоду можно? Ответ и на этот вопрос в вердикте ВКС содержался: "По мнению СТК, игра проходила в условиях, позволяющих проведение матча, и равных для обеих сторон". Здесь ведь не мнение кого бы то ни было имело значение, а соответствие фактов Закону. Да и когда, чтобы составить мнение, успели условия изучить? Недели не прошло.

О равных для обеих сторон условиях зря заикнулись. Придется отреагировать. И равные условия могут быть разными: отличными, хорошими, приемлемыми, терпимыми. По ним вопросов нет. Неприемлемые, ужасные, ненормальные, как в Куйбышеве, тоже равные, но в футбол в таких играть невозможно.

"Прилетело" и без вины виноватому Константину Вихрову: "За неявку на матч в Куйбышеве строго указано К.Вихрову". Повторите, пожалуйста, за что? За то, что в нелетную погоду рейсы отменили? Об этом киевский арбитр своевременно предупредил Управление футбола. Впрочем, логика членов ВКС понятна: если в футбол в непотребных условиях играть возможно, то и самолеты в нелетную погоду летать должны.

А администрации стадиона "Металлург", не подчинившейся указанию высшего футбольного органа страны, "оказывать приезжим командам всемерную помощь для видеозаписи матчей", лишь пальчиком погрозили. Перевожу с канцелярско-чиновничьего языка на общедоступный звучало так: "Ай-ай-ай, товарищи, нарушаете. Нехорошо. Чтобы больше такого не было".

О пользе видеозаписей мы говорили. Но любое разумное, полезное начинание можно довести до абсурда. Нередко руководители некоторых клубов стали злоупотреблять открывшимися возможностями. Проигравшие, обнаружив судейские просчеты, даже незначительные, не смертельные, летели с "видаками", компроматами на арбитров, в Москву, на Арбатскую площадь: здесь специальная комиссия "кино" смотрела. Большие очереди выстраивались. "Пострадавшие", понимая бесперспективность предприятия, невозможность переиграть встречу или отменить результат, требовали наказать "супостатов". Попытка, как говорил известный политический деятель нашей отчизны, не пытка. Ни одна не удалась.

Еще раз в защиту судей

Как вы знаете, очко осенью резко подорожало, по мере приближения к финишу цена возрастала (мы с вами за схожими процессами, не имеющими отношения к футболу, не первый год наблюдаем). Добытое в неимоверной турнирной давке очко (лучше два) способно жизнь сохранить, повезет, и медалькой обзавестись, недобор даже одного смерти подобен. Грань между "добром" и "злом" в турнирной кутерьме едва различима, кое-где и полностью размыта. Страсти накалялись. Футболистам все реже удавалось обуздывать их на поле, тренерам и клубному руководству – за его границами. Козлы отпущения – судьи. В их защиту работник того же департамента Рафалов выступил (давеча с отрывком из его "адвокатской" речи вы ознакомились).

Помимо Рафалова голос в защиту судей подал человек в советском футболе известный, автор золотого мяча в Кубке Европы-1960 Виктор Понедельник. Процитирую отрывок из его статьи ("Не пора ли объясняться?"), опубликованной 19 октября в "Советском спорте": "Фигура арбитра в футбольном деле одна из самых заметных, самых обсуждаемых… Особенно наглядно это проявилось после нескольких последних октябрьских туров осеннего первенства. Редкий матч обходился без того, чтобы со стороны тренеров не был бы брошен камушек осуждения в огород судейских бригад…

Арбитров нынче ругают игроки, тренеры, зрители. Это стало модой. Проигрывает команда, кто виноват? Прежде всего арбитр… Чего уж легче, чем объяснять тренеру проигрыш своей команды судейскими ошибками…"

У В.Любимова ("Футбол-Хоккей" № 40), тоже попытавшегося вступиться за судью, не очень получилось. Ленинградский арбитр К.Смирнов работал в Донецке на игре "Шахтера" с московским "Динамо". Сильное давление на него оказывал форвард хозяев Виталий Старухин, поддержанный трибунами: "По примеру своего капитана Старухина игроки "Шахтера" то и дело оспаривали решения судьи, апеллировали к зрителям, без конца жестикулировали, то разводя руками, то поднимая руки, сигнализируя арбитру о мнимых нарушениях, а сами при этом не стеснялись в выборе средств в единоборствах", – жаловался на Старухина и его товарищей обозреватель.

Случай не единичный, весьма распространенный, ничего нового и необычного автор читателям еженедельника не сообщил. Здесь важна реакция арбитра на часто возникающие пантомимы с изображением "умирающего лебедя" (на примитивном даже для любителей уровне) и прочими приемами, подпадающим под категорию "симуляция". Судьи в таких случаях обязаны после устных внушений власть употребить. Что же Смирнов? "Довольно долго, – продолжает Любимов, – судья держался непреклонно и показал Старухину желтую карточку за разговоры в недопустимом тоне". Вкупе игрок на красную наработал. Да и отдельно "за разговоры в недопустимом тоне", в зависимости от содержания "обертки", в какой преподнес.

Должен был и арбитра (он вяло реагировал на художества игроков, одной желтой ограничился) пожурить хотя бы. Ничего подобного. Жалость к нему испытал, понял и простил: "Но ведь арбитр – человек, и у него нервы не железные. В конце концов он допустил несколько ошибок, в частности дал сомнительный пенальти в ворота гостей".

Ничего себе. Несколько ошибок (в контексте сказанного – не в пользу гостей) допустил, еще и пенальти сомнительный в их ворота поставил, когда вели в счете – 1:0. Вратарь "Динамо" Николай Гонтарь не дал свершиться несправедливости, отразил 11-метровый и сохранил команде два очка.

В такой ситуации не один Смирнов работал. Давление в условиях ожесточенной борьбы за выживание и за медали испытывали судьи с хозяйских трибун огромное. Каждый устоит? Я со многими арбитрами эту тему обсуждал. Все признавали: очень тяжело не податься, не сделать пару-тройку свистков в пользу местных, дабы обстановку слегка разрядить. Однако просили учесть: если и "подсвистывали" хозяевам, исключительно в спорных ситуациях, несмертельных, не способных исказить результат. В общем, держались, старались отвлечься от кипящего, клокочущего котла. Удавалось? Не знаю, степень откровенности собеседников определить не возьмусь.

Посочувствовав Смирнову и вскользь упомянув о несогласованности судейской бригады в матче киевлян с "Араратом", Любимов обратился к читателям: "Сейчас арбитры не так нуждаются в критике (не уверен, что в критике у кого-то нужда возникает. – Прим. А.В.), как в поддержке, и эту поддержку им могут оказать не только Управление футбола и ВКС, а в первую очередь главные заинтересованные лица: до и после игры – тренеры команд, на поле – капитаны и следующие их примеру футболисты" ("Футбол– Хоккей". Там же).

Помощники, скажу вам, никудышные.

Инфекция

Постоянное вмешательство судей в ход повествования раздражает автора, отвлекает от турнирных дел, проходящих в условиях жесточайшей конфронтации и полной неопределенности до последних финишных метров. Боюсь, в этой кутерьме кое-кто из арбитров вновь взорвет и без того накаленную обстановку и возмутит общественность, а нам придется на все это реагировать. В условиях относительного покоя я все же вплотную займусь делом, то есть прослежу за движением каравана.

Победа над "Араратом" пошла Киеву на пользу: оставшуюся до финиша дистанцию прошли динамовцы без единого прокола. На чемпионство уже не претендовали, слишком много было нервов потеряно и очков растеряно, а на пьедестал замахнулись. Но подхваченная пару лет тому назад "инфекция" из организма не выводилась. Болезнь, похоже, перешла в стадию неизлечимую, хроническую. Команда четко следовала моделям: выездной (пассивная игра преимущественно с ничейным исходом) и домашней (наступательная, победная).

Этой схеме следовали на второй половине дистанции (на первой мало что получалось). В оставшихся четырех домашних играх во всех победили – убедительно, красиво, как в лучшие времена. А на выезде трижды ничейку сгоняли. Цифры объективно охарактеризовали поведение команды дома и в гостях. Не мною, не устаю повторять, поведение команды Лобановского охарактеризовано, а людьми компетентными, специалистами, комментаторами. Ныне именуют их аналитиками или экспертами. Себя к их числу не отношу. Автора этих строк если и возможно с кем-то сравнивать, разве что (с большой натяжкой) с Нестором-летописцем. В отдельной взятой, узкой сфере. Нескромно? Не спорю. Но как назвать человека, десятки лет копающегося в архивной и библиотечной пыли? Не знаю. Да это и неважно.

А с высказыванием комментатора о поведении киевлян в разных турнирных обстоятельствах вас познакомлю. Вот что писал, обозревая матчи очередного тура, Владимир Перетурин: "По моим наблюдениям, пример "плановой экономии сил" подали прошлогодние чемпионы – киевские динамовцы. Они сознательно выделяли главные матчи, где надо было выкладываться полностью, и второстепенные, в которых береглись силы: тут уж и чересчур спокойные ничьи, и переносы неудобных матчей, и активная игра лишь до забитого гола. Не оттого ли лидер нашего футбола постепенно разучился играть в полную силу все 90 минут даже в "главных" матчах?..

Футболисты отучились все матчи проводить с максимальной выкладкой. Перед ними постоянно не ставятся максимальные задачи. Отсюда психологическая уязвимость, неумение собраться в нужный момент" ("Футбол-Хоккей" № 42).

Недуг постиг не только чемпиона. От опасной инфекции (нередко, когда в искомом результате были заинтересованы обе стороны, он легко достигался) вакцины у нас не нашли, потому как не особо искали. Из-за чего она быстро охватила население высшей лиги и принял масштабы эпидемии. В ее эпицентре в следующий раз и мы окажемся.

Колос на глиняных ногах

Небольшой мостик обнаружил в перетуринской статье. Воспользуюсь, перейду на другой берег. Ненадолго. На безрыбье, на фоне низкой результативности, обратил на себя внимание колос, игра "Зенита" с ЦСКА (3:3) о шести забитых мячах. Колос, как показалось Владимиру Ивановичу, на глиняных ногах оказался. В отчетах ленинградских и центральных спортивных изданий сочли его подлинным. Восхищались захватывающим зрелищем, высокой производительностью команд, боевым настроем, живописали забитые голы…

Глаголы "смотреть" и "видеть" различаются нюансами. И Перетурин смотрел игру, но, в отличие от журналистов, кое-что увидел. Цитирую: "Последний матч армейцев в Ленинграде с "Зенитом" вызвал, мягко говоря, удивление. После красивых голов, забитых гостями, хозяева тут же при полном попустительстве защитников ЦСКА проводили ответные. При счете 3:2 оборона армейцев настежь распахнула свои двери, и минут 10-15 Астаповский подвергся непрерывному обстрелу. Как только счет стал ничейным, как по сигналу, прекратились атаки, сильные удары и все единоборства".

В этом отрывке, весьма красноречивом, разве что вещи не названы своими именами. Не было надобности, всем все понятно. Не первый год похожие спектакли на советских футбольных подмостках ставились. После нередко расслабуха наступала. Порезвившись в Ленинграде, ЦСКА в оставшихся пяти матчах набрал три очка из десяти возможных и скатился со второй ступеньки, на коей в тот момент находился, на седьмую. Поделом.

На этот берег еще вернемся. И надолго. Неудобный он, каменистый, придется потерпеть.

Забарахлил торпедовский мотор

К началу октября, по прошествии почти половины пути (семь туров из 15), комфортно ощущал себя только автозаводский ЗИЛ. Мчал по нашему бездорожью с ветерком, на большой скорости, катил плавно, словно забугровый "Мерседес" по их гладким, как бильярдные столы, трассам: шесть побед и ничья с потрясающей разностью мячей: 13–1. Вы должны по предыдущим публикациям помнить эти цифры. Намного от всех оторвавшись, неслись торпедовцы к золотому финишу.

В октябре то ли дороги размыло, то ли мотор забарахлил, то ли поломка какая случилась, ЗИЛ резко сбавил скорость: +2=1-2, 6–6. Конкуренты тоже по разбитой или размытой трассе передвигались, но быстрее. Сменяя друг друга, они сокращали расстояние от головной машины. Перед тремя заключительными турами – до трех очков. Впервые бессменный лидер уступил в гостях "Зениту" – 0:1. Не скажешь, что играл плохо, отнюдь. Как и в победных матчах, строго следовал игровой дисциплине, варьировал тактические ходы, вынуждал хозяев обороняться, но что создал, не использовал, даже в пустые ворота не попадал.

А гол, единственный, нелепый, гости в дебютной стадии, на пятой минуте, пропустили. Сопоставим он с просмотром ("зевком") шахматиста высокой квалификации. Стопперы москвичей Пригода и Миронов не могли решить, кому из собственной штрафной мяч подальше выбить. Секундной нерешительностью воспользовался лучший бомбардир осеннего первенства Александр Маркин (о том, что лучшим станет, позже выяснится, пока на пути к призу "Труда" находился) и метров с 12 неотразимо пробил в левый верхний угол. Тренер "Торпедо" Валентин Иванов на пресс-конференции ребят хвалил: "Я поблагодарил после матча своих футболистов, хотя они и проиграли, за старание и самоотверженность" ("Советский спорт" от 5 октября).

В ленинградской "Смене", датированной тем же числом, обозреватель газеты К.Юрьев (известный в журналистской среде под настоящей фамилией – Юрий Коршак) упрекнул тренера, выразившего недовольство работой львовского судьи Михаила (Мыколы) Кусеня: "Можно понять досаду проигравших, но трудно объяснить поведение старшего тренера автозаводцев В.Иванова… Наставник москвичей обвинил арбитра матча в "нечестном судействе"… При всем уважении к первому на сегодняшний день кандидату в осенние чемпионы, хочется напомнить об одной непреложной истине – надо уметь проигрывать с достоинством".

Валентин Козьмич, превосходный футболист и хороший тренер, не в обиду ему, слабость такую имел: частенько вступал в страстные, эмоциональные дискуссии с арбитрами на футбольном поле, а в тренерской ипостаси, особенно после проигранных матчей, – за кромкой, в подтрибунных помещениях и на страницах газет.

Клон

За первым проигрышем случился второй: через две недели автозаводцы проиграли в Киеве. Сюжет матча, содержание его и итоговый результат очень уж напоминали их встречу в Киеве одиннадцатилетней давности. В 1965-м соперники за золото бились. К моменту очной встречи "Торпедо" лидировало. Хозяевам, чтобы сохранить шансы на чемпионство, необходима победа. В первом тайме динамовцы переиграли гостей и забили три безответных гола. Торпедовцы не сдались и после перерыва, казалось бы, в безнадежном положении, поприжали хозяев, видимо, несколько убаюканных солидным превосходством в счете.

Лидеры команды, безупречный тандем Иванов – Стрельцов, господствовал на поле. Стрельцов двумя голами сократил отставание. Давление на киевские ворота не ослабевало до последних минут, но шансом (не одним) свести трудно сложившийся матч вничью гости не воспользовались. Автозаводцы в драматичной концовке чемпионата золото все же получили. Оставшийся вторым конкурент отстал на очко.

Осенью 1976-го соперники клонировали тот матч: как и в 1965-м, в первые 45 минут хозяева полностью переиграли лидера. И счет тот же – 3:0. После москвичи, проявив, как тогда говорили, морально-волевые качества, два гола забили, могли и счет сравнять. Не вышло – 3:2. Все совпало. Для полного сходства автозаводцам с киевлянами надо бы занять два первых места в итоговой таблице в том же порядке. Проверим, недолго ждать осталось.

Начали и завершили октябрь торпедовцы неудачно: в первых числах проиграли "Зениту", в предпоследний день месяца – "Днепру" с тем же счетом, в промежутке – Киеву. Шансы на первенство оставались немалые, но уже не стопроцентные. О ситуации в арьергарде не говорю – немыслимое количество вариантов. Один неверный шаг – и ты… Страшно подумать даже. В следующий раз внимательно за каждым шагом проследим. Рассказ получится нервным, дерганым, в его ход постоянно будут вмешиваться судьи (похоже, стали главными действующими лицами "Летописи", по крайней мере осенью 1976-го), отдельные лица и целые коллективы, совершавшие неблаговидные поступки. Шоу не обещаю, но нервы потреплю, адреналином обеспечу в избытке.

Источник