Все о спорте - Nova Sport
«Страна оказалась не готова». Высшую лигу в России уже расширяли. Почему к хорошему это не привело «Страна оказалась не готова». Высшую лигу в России уже расширяли. Почему к хорошему это не привело
Полузащитник "Спартака" Дмитрий Аленичев (с мячом) в матче чемпионата России-1997. Обсудить Элитный дивизион нашего футбола уже включал в себя 18 клубов – это было... «Страна оказалась не готова». Высшую лигу в России уже расширяли. Почему к хорошему это не привело

Полузащитник "Спартака" Дмитрий Аленичев (с мячом) в матче чемпионата России-1997.

Обсудить

Элитный дивизион нашего футбола уже включал в себя 18 клубов – это было в 1996 и 1997 годах. Рассказываем, что из этого получилось.

Расширение – инициатива регионов

– Вы не считаете, что три команды, вылетающие из высшей лиги, – слишком много для чемпионата России? 
– Честно говоря, меня это не интересует. "КАМАЗ" в следующем сезоне не будет бороться за выживание. Его ждет лучшая участь.

Это заключительный вопрос в интервью Валерия Четверика – главного тренера, а позже директора клуба из Набережных Челнов. Вышло оно в "СЭ" 26 ноября 1996 года. Без малого через год команда закончит чемпионат России на 16-м месте и навсегда покинут элиту.

Возможно, вы помните: когда-то главная футбольная российская лига уже насчитывала 18 команд. Было это 20 лет назад, в течение двух сезонов – в 1996 и 1997 годах. В Сочи еще была жива "Жемчужина", в Нижнем – "Локомотив", а клуб из Ростова-на-Дону назывался "Ростсельмаш".

Это был эксперимент, которые продавили региональные клубы. Сначала – через совет ПФЛ, где председательствовал Николай Толстых, а потом и через исполком РФС и Вячеслава Колоскова. Решение приняли в 1994-м, а через год его реализовали.

– Региональные клубы действительно были инициаторами того расширения, – подтверждает Рохус Шох, в ту пору – директор "Ротора". – Вы же понимаете, у нас огромная страна. И весь футбол держится на регионах. Наши топ-клубы и детские Академии в большинстве своем подпитываются воспитанниками оттуда. Там, в таких городах как Самара, Волгоград, Воронеж, где есть традиции, тоже хотят видеть большой футбол. Мне кажется, это справедливо.

То, как региональные клубы продавили решение через совет ПФЛ, было ясно: они имели большинство, и Толстых с пятеркой московских команд сделать ничего не мог. А вот как решение одобрил исполком – вопрос, и у Колоскова на него ответа нет. "Я комментировать не могу – уже ничего не помню", – заявил экс-руководитель РФС корреспонденту "СЭ".

Разменная монета

То решение исполкома удивительно это еще и потому, что меньше двух недель назад Колосков в интервью коллеге Виталию Айрапетову четко дал понять, что всегда был резко против расширения РПЛ. Что сейчас, что в 90-х.

– Это абсолютно неприемлемо для России, – говорил почетный президент РФС. – У нас сегодня процентов 60 клубов не имеют стабильного финансирования. Среди них 30 процентов собирают с бору по сосенке, постоянно в долгах. Так вот зачем плодить нищету? Ведь у нас и среди 16 команд РПЛ хватает несостоятельных.

Существует теория, что расширение высшей лиги регионы лоббировали ради Тольятти и Ставрополя, вылетевших по итогам сезона-1994. Якобы регионы имели целью сохранить клубы, и ради них продавили решение через две инстанции. Но Толстых в решающий момент вытащил из-под стола регламент на сезон-1995, где было прописано 16 команд, поэтому решение исполкома начало действовать годом позже. "Лада" и "Динамовсе равно оказались в первой лиге, а "вышке" пришлось расширяться уже без них.

– Это бред, полный бред, – уверяет Шох, когда предлагаю такую версию. – Я вам точно говорю, что ни у одного человека не было желания нарушить спортивный принцип. Не знаю, кто эту чушь выдумает. Имелась общая тенденция расширить чемпионат, чтобы больше региональных клубов играли.

Другие участники тех событий тоже опровергают желание регионов спасти именно Тольятти и Ставрополь. Зато есть другая версия, куда более правдоподобная.

Решение принималось в начале 1995 года, когда Толстых вел войны на нескольких фронтах. В ПФЛ – против Валерия Овчинникова и сочувствующих, кто был не согласен с тем, что руководитель "Динамо" совмещает должности в клубе и лиге. В РФС – против Колоскова, который хотел урезать полномочия ПФЛ. Расширение высшей лиги стало разменной монетой: Толстых тем самым помирился с регионами, а Колосков – с Толстых. На этом и порешили.

И еще одна, последняя, оговорка. В 1994-95 годах РФС и ПФЛ начали подготовку к введению системы лицензирования. На ее обкатку давалось два года – те самые 1996-й и 1997-й. Это стало еще одним катализатором расширения: руководители клубов просили дать возможность поиграть в высшей лиге, чтобы получить от спонсоров дополнительные средства на улучшение хозяйственной части. Ну и, возможно, на кое-какие другие цели.

Все это говорило о том, что расширение изначально было задумано как временная история.

"Страна оказалась не готова". Высшую лигу в России уже расширяли. Почему к хорошему это не привело
Апрель 1997 года. Матчи чемпионата России с участием 18 клубов проходили и на таких полях. Фото Александр Вильф

Войска в Калининграде, ростовский пенальти

Высшая лига была расширена до 18 клубов, начиная с 1996 года – ровно в том же формате, как это хотят сделать сейчас. Сезон насчитывал 34 тура, а в 1996-м – еще и "золотой матч" между "Спартаком" и "Аланией". Это еще хорошо, что система "весна-осень" в российском футболе тогда еще действовала, поэтому проблемы с календарем были не такими катастрофическими. Неудобство создавало разве что Евро-1996, ради которого пришлось останавливать чемпионат в июне.

Средняя температура в первом туре сезона-1996 была вполне приемлемой – минус 2,5 градуса. Но в Калининграде ради проведения матча пришлось вызывать войска и счищать 15 сантиметров льда, а на столичном "Торпедо" футболисты после назначения пенальти почти минуту не могли найти в снегу 11-метровую отметку.

По оценке "СЭ", пять из восьми футбольных полей на старте сезона были просто не готовы к проведению матчей. И это, повторюсь, с действующей системой "весна-осень".

За пару месяцев до начала сезона-1996, когда масштаб бедствия уже стал более-менее понятен, совет ПФЛ все равно настоял на своем решении – никаких изменений не планировалось ни в предстоящем сезоне, ни в следующем. На два года российская "вышка" была расширена до 18 команд.

Отзывы о расширенном чемпионате были не самыми лучшими. Вот небольшая зарисовка. От расширения, в частности, выиграла "Жемчужина": сочинцы заняли 16-е место, но остались в элите. Команда Арсена Найденова (помните, он называл Толстых "Иосифом Виссарионовичем"?) полностью провалила второй круг, но все равно заранее обеспечила себе спасение. Последние матчи сезона, судя по отчетам в "СЭ", смотреть было невозможно. "Жемчужина" в итоге продержалась в высшей лиге до конца века.

20 сентября 1996 года в "Спорт-Экспрессе" вышло судьбоносное для российского футбола интервью Вячеслава Колоскова. Заголовок был под стать: "Колосков готовит переворот в российском футболе". А дальше – ряд реформ, которые хотел провести глава РФС. Вы вряд ли помните, но многие идеи Колоскова нашли место в российском футболе много позже: там была и система "весна-осень", и некий прообраз лимита на легионеров.

Главное предложение Колоскова – начать сокращать количество клубов во всех лигах и сократить количество этих лиг до трех. В профессиональном футболе должны были остаться только высшая, первая и вторая. Ниже – любители и полулюбители.

– В наших климатических условиях невозможно при 18, 20 или 22 командах организовать нормальный учебно-тренировочный процесс, – чеканил Колосков. – Мастерство, класс, скорость, выносливость – все это развивается в тренировочных занятиях, а не в играх. Тактическая выучка – тоже. В игре соперник может не позволить тебе отрабатывать какие-то элементы. Скажем, ты хочешь атаковать, а по ходу матча вынужден обороняться. Вывод простой: люди должны как следует тренироваться. 

– Научно-методические исследования на эту тему свидетельствуют о том, что в любой нашей лиге или зоне не должно быть больше 18 команд, – продолжал глава РФС. – Поэтому мое предложение сводится к следующему: в высшей лиге должно играть 16 команд, в западной зоне первой лиги – 18, в восточной – 16 и по 16-18 команд в каждой из зон второй лиги.

Ровно через два месяца, 20 ноября, Колосков хотя и отказался от идеи переход на систему "осень-весна", но говорил о сокращении лиги уже категорично: "В 1998 году в лиге точно будет 16 команд". Совет ПФЛ сопротивлялся до последнего, но в декабре исполком постановил: сокращать. По итогам сезона-1997 вылетали три клуба, на замену им приходил только один. Помимо "КАМАЗа" в первую лигу отправились "Факел" и нижегородский "Локомотив", а вверх поднялся шумевший в 90-е "Уралан".

– Я всегда был за 16 команд, тем более в тот момент, – рассказывает "СЭ" Толстых. – За два года даже региональные клубы, продавившие инициативу, признали, что играть 34 тура очень сложно. А лицензирование 1997 года показало, что клубов, соответствующих требованием высшей лиги даже меньше, чем 16. Та же "Лада", в 96-м игравшая в "вышке", была переведена в третий дивизион из-за отказа выполнять условия лицензирования. Кажется, они так и не сделали искусственный подогрев поля.

Похвала от Блаттера

Полностью всем критериям лицензирования не соответствовали сразу 10 клубов высшей лиги, а в первой лиге вообще был только один клуб, к которому не было претензий у ПФЛ – саратовский "Сокол-ПЖД".

– Факторов сокращения много, в основном – экономика, это самое основное, – вспоминает Шох. – Тогда была просто убитая инфраструктура, не то, что сейчас после чемпионата мира. Да и в холодное время играть никому не хотелось. К тому времени Россия просто была не готовка к 18-ти командам.

Худшим клубом 1997 года в высшей лиге стал нижегородский "Локомотив". Что интересно, уже через год он вернулся обратно – и еще пару лет Валерий Овчинников по прозвищу "Борман" радовал нас своей харизмой.

– Я думаю, что тогда клубы просто финансово не соответствовали уровню высшей лиги, – рассказал Овчинников моему коллеге Антону Гуре. – И если вспомнить нашу команду, то в Нижнем Новгороде с финансированием было сложно. Поэтому мы исключительно по денежным соображениям оказались в первом дивизионе. На тот момент руководство лиги посчитало, что 16 команд – оптимальное количество, чтобы топ-клубы могли комфортно играть в еврокубках, и при этом не на них сильно давил календарь внутри чемпионата.

В 1997-м руководители московских клубов, выступавших в еврокубках, сумели взять реванш у своих региональных коллег. И пусть в совете ПФЛ большинство поддерживало "региональную повестку" с 18-ю клубами, исполком РФС был на стороне москвичей. "Нас, кстати, тогда в пример приводил Блаттер, – отмечает Толстых. – Хвалил наш чемпионат, где календарь не перегружен, и остается достаточно свободы для игроков сборных команд и матчей еврокубков".

– Прежде всего, нужно понимать, что с учетом российских реалий, погоды и участия в еврокубках, оптимальный календарь мог быть составлен только для 16 команд, – уверяет Александр Аверьянов, руководивший тогда "Крыльями Советов". – Скорее всего, сокращение команд стало естественной эволюцией лиги. И если выделять основную причину, то на тот момент это был календарь. Все-таки тогда не было таких современных стадионов и финансовых возможностей, чтобы играть близко к европейскому графику и с большим количеством команд. Да, многие не хотели играть через два дня на третий, или третий на четвертый. Многие считали, что это большая нагрузка.

Итак, краткие итоги:

1. Решение расширить лигу до 18 команд изначально было временным. Оно родилось из-за лобби региональных клубов, политических игр ПФЛ и РФС, а также подготовке к введению лицензирования. 
2. Даже по системе "весна-осень" календарь получился слишком плотным. В четный год (Евро-1996) пришлось начинать в начале марта, а заканчивать – в ноябре. 
3. В России в конце 90-х годов физически не было 18 клубов, способных играть на высшем уровне. Расширение породило "болото" и снижение интереса к чемпионату в последних турах. 
4. Сокращение лиги в конце 1997 года было неизбежным. Оно было поддержано на всевозможных уровнях за исключением, разве что, руководителей региональных клубов, преследовавших личную финансовую выгоду.

22 года назад эксперимент с расширением высшей лиги провалился, причем инфраструктура была далеко не главной проблемой. Да, сейчас у нас есть стадионы чемпионата мира, и, их надо заполнять. Но разве изменилось что-то еще?

В РФС думают о расширении премьер-лиги. Почему это спорная идея // 
РПЛ нужно расширять. Но совсем по-другому //  
РПЛ расширят до 18 клубов. Футбол станет зимним видом спорта //  
Расширение РПЛ – глупость. Особое мнение Рабинера // 
Почему расширение РПЛ – это круто //  
Проект РПЛ-18. 15:1 в пользу реформы

Источник