Все о спорте - Nova Sport
Мокрая простынь и «Краткая история человечества». Как дела у Кокорина и Мамаева Мокрая простынь и «Краткая история человечества». Как дела у Кокорина и Мамаева
8 мая. Пресненский районный суд. Александр Кокорин перед очередным заседанием. Фото Александр Федоров, "СЭ" Обсудить В четверг, 13 июня в Мосгорсуде пройдет заседание по... Мокрая простынь и «Краткая история человечества». Как дела у Кокорина и Мамаева

8 мая. Пресненский районный суд. Александр Кокорин перед очередным заседанием. Фото Александр Федоров, "СЭ"

Обсудить

В четверг, 13 июня в Мосгорсуде пройдет заседание по апелляции Александра Кокорина и Павла Мамаева на решение Пресненского суда. Чем живут футболисты и другие обвиняемые по этому делу – в материале "СЭ".

Уже в этот четверг в здании Московского городского суда на Богородском Валу пройдет заседание, на котором будет рассмотрена апелляционная жалоба на решение Пресненского суда по делу Александра Кокорина, его брата Кирилла, Павла Мамаева, а также Александра Протосавицкого. Все участники процесса ожидают, что процесс апелляции уложится в одно заседания.

Напомним, что 8 мая Пресненский суд Москвы приговорил за хулиганство и побои Мамаева и Протасовицкого к году и пяти месяцам колонии общего режима, Александра Кокорина и его брата Кирилла – к полутора годам колонии. При этом суд не нашел в действиях Мамаева и Кокорина предварительного сговора и исключил данный квалифицирующий признак из обвинения. Осужденные остаются в СИЗО до момента вступления приговора в силу.

– Ребята настроены положительно, очень на это рассчитывают, и настроение соответствующее – в ожидании положительных перемен, – рассказывает Вячеслав Барик, адвокат Кирилла Кокорина. – Прямых предпосылок, к сожалению, нет, это просто ожидания. Можно только надеяться на то, что заседание приурочено к великому празднику, Дню России, это будет лучший день, чтобы российский суд показал: в нашей стране есть правосудие. Это лучший подарок для всей страны, для всех россиян. Только такая предпосылка.

– Мы к процессу готовы, – добавляет Игорь Бушманов, защищающий Мамаева. – Я искренне надеюсь, что нас, обращаясь к спортивной терминологии, не засудят. Сегодня стало известно, что на основании моего обращения заседание посетит представитель уполномоченного по правам человека в РФ Татьяны Москальковой. Если будет решение, которое нас не устроит, то в дальнейшем уполномоченный может подключиться к кассационному обжалованию, такие полномочия в соответствии с федеральным законом имеются.

Адвокаты обещают новые доказательства. Какие именно – увидим в четверг.

– Кирилл читает, кушает, готовит что-то себе по возможности, – рассказывает Барик. – Иногда ходит в спортивный зал, когда позволяет график посещений: когда есть возможность, он от нее не отказывается. Что касается чтения, не знаю, какая книга у него по счету, но он взялся за "Краткую историю человечества" Юваля Ноа Харари. Очень интересная, глобальная книга, которую всем стоит прочитать.

Подсудимых как минимум один раз посетили родные: к Кокориным точно приходили родители, а к Павлу – жена Алана. Причем Мамаева просила пустить в СИЗО его детей, которых не видел с октября, но суд в этом ходатайстве отказал.

Кроме того, у каждого из парней есть 15 минут в день на общение по телефону. Сотовые телефоны, как вы понимаете, в СИЗО запрещены, хотя, по слухам, некоторые заключенные с помощью неформальных отношений умудряются иметь мобильную связь в камере. Замглавы ОНК Москвы Ева Меркачева ранее сообщала, что у Кокорина один мобильный телефон в СИЗО изымали.

В Московском регионе на этой неделе установилась 30-градусная жара. В СИЗО, разумеется, нет и речи о кондиционерах или других устройствах, благодаря которым облегчается жизнь в такую погоду.

– Обычно в тюрьмах снимают окна, когда наступает жара, – рассказывает Барик. – Ребятам предложили сделать это, потому что в камерах жарко, но они на это не решились. Хотя, может, в последние дни, когда пекло усилилось, они могли и передумать. Жарко очень, действительно. Есть такой народный метод: мочат простынь холодной водой и вешают в центре помещения, это хоть как-то охлаждает воздух в камере.

Кирилл Кокорин сидит в камере, рассчитанной на двоих человек. А вот Павел Мамаев – в 12-местной, где в жару, скорее всего, условия совсем невозможные.

– Они кое-как спасаются вентиляторами, которые предоставляет администрация, – отмечает Бушманов. – Это – единственное средство. У тех, кто регулярно ходит в спортивный зал, как это делают Павел и Александр, есть возможность принимать душ. Павел ходит в спортзал практически ежедневно, чтобы хоть как-то поддерживать спортивную форму. Но это не только у Павла – душ могут принимать те, кто ходит в спортзал, какого-то эксклюзива тут нет.

Мокрая простынь и "Краткая история человечества". Как дела у Кокорина и Мамаева

Что будет после апелляции: ЕСПЧ, жалобы и так далее

Наиболее реальный исход апелляции – сохранение в силе приговора Пресненского суда. Тогда он наконец-то вступит в силу, и в течение двух недель, то есть до конца июня, Кокорин, Мамаев и остальные отправятся по этапу в одну из колоний общего режима. Скорее всего, колония будет в центральном регионе – в одной из областей, примыкающей к Московской.

Параллельно с этим представители Александра Кокорина планируют добиваться оправдания в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ). Получить актуальные комментарии у адвокатов Андрея Ромашова и Татьяны Стукаловой не удалось, зато о туманных перспективах подачи заявления в ЕСПЧ сказал защитник Кирилла Кокорина.

– Все зависит от решения Мосгорсуда, мы будем двигаться шаг за шагом, – заявил "СЭ" Барик. – Посмотрим, к чему приведет апелляция. Но ясно одно: единственная задача, которая перед нами сейчас стоит, чтобы ребят выпустили из мест лишения свободы. Если Мосгорсуд придет к решению, что это возможно, как минимум мы с Кириллом не планируем дальнейших действий, нам этого будет достаточно.

Что касается кассационной жалобы, то она будет обязательно направлена в случае, если решение Мосгорсуда не устроит защиту. Ее будет рассматривать сначала Мосгорсуд, а далее, при необходимости, суды вышестоящей инстанции вплоть до Верховного. Но в это время Кокорин и Мамаев уже будут либо в колонии, либо на свободе – условно-досрочное освобождение еще никто не отменял.

Источник